Argutator


 
ФорумФорум  КалендарьКалендарь  ЧаВоЧаВо  РегистрацияРегистрация  ВходВход  Подарки  Тема ДняТема Дня  

Поделиться | 
 

 Корней Чуковский. Евреи и русская литература

Перейти вниз 
АвторСообщение
Immoralist
Адмирал флота
avatar

Сообщения : 10332
Очки : 24283
Дата регистрации : 2009-05-02

СообщениеТема: Корней Чуковский. Евреи и русская литература   Ср Дек 25, 2013 1:46 am

Это положительно преступление со стороны евреев, что они утаивают от русского читателя свою литературу.

Порою дойдет до нас в переводе отрывок из Бялика. Мелькнет где-нибудь в газете, в нижнем этаже, новелла Переца. «Шиповник» даст повесть Шолом Аша «Городок». В «Знании» появится «Бог мести» (XIX сборник). Коммиссаржевская сыграет «На пути в Сион», — но все это случайно, бессвязно, на минутку — точно евреям стыдно самих себя, и они готовы десять раз перевести сомнительного Шнитцлера и постылого Тетмайера, лишь бы, хотя бы в намеке, не дать нам представления о Переце, Гиршбейне, о Шолом-Алейхеме.

Говорят, народилась плеяда молодых еврейских писателей. Мы их не знаем. Но судя по обрывкам, которые долетают до нас, мы думаем, что писатели эти прекрасны. Изумительна в них их чарующая свежесть. Как будто этим новорожденным не миновало уже двух тысяч лет. Они смотрят на все изумленно. Как радостно быть Шолом Ашем! Образы словно сами ласкаются к нему и просят: возьми нас! — и он берет их свободно и просто, едва наклоняясь, с какой-то женственной нежностью и творит из них мелодию. Очаровательна эта простота его жестов. Его «Бог мести» поэтичнейшая пьеса, но не чеховской, не метерлинковской поэзии, к которой мы привыкли и по руслам которой устремилась теперь вся русская драматургия, — а новой, шолом-ашевской…

Но если сказать об этом евреям, они скажут:

— Что Шолом Аш! Вы почитали бы Переца! Шолом Аш не стоит и строчки Переца!

Просить же у евреев, чтобы они подарили нам, наконец, этого Переца, нельзя: евреи заняты русской литературой, на свою они смотрят с пренебрежением, и до Переца ли им, если есть Максим Горький, Федор Сологуб и Максимилиан Кириенко-Волошин!
II

Правда, если бы не евреи, русская культура едва ли существовала бы.

Пойдите в любую библиотеку, читают почти сплошь евреи. Театр, выставка, публичная лекция, митинг — везде евреи, изучающие, спорящие, слушающие, работающие. Много ли без них расходилось бы русских книг, журналов, газет и могли бы говорить о русской литературе, о русской опере, о русской революции, если бы не поддержка, не помощь, не сотрудничество этого культурнейшего народа?

Но акушерка не то же, что родильница; и может быть, главная трагедия русского интеллигентного еврея, что он всегда только помогает родам русской культуры, накладывает, так сказать, на нее щипцы, а сам бесплоден и фатально не способен родить.

Он так близок к литературе русской — и все же не создал в ней вечной ценности. Это почти загадочно: Толстой, Тургенев, Достоевский, Писемский, Лесков, Андреев — среди них нет ни одного еврея. Пушкин, Тютчев, Полонский, Фет, Брюсов, Бальмонт — ни одного еврея. Полевой, Белинский, Добролюбов, Григорьев, Писарев, Михайловский — ни одного еврея.

Какой-то незримый градоначальник, фантастический Гершельман какой-то, словно раз навсегда запретил евреям въезд в заветный круг русской литературы, установил черту оседлости там, где, казалось бы, нет никаких преград, шлагбаумов и таможен.

А они все же полчищами устремляются сюда, обманутые широко раскрытыми воротами, но волшебный круг, начертанный чьей-то рукой, отбрасывает их прочь, отталкивает, со страшной силой сопротивления, и они отхлынывают обратно и идут в компиляторы, переводчики, рецензенты, в репортеры, интервьюеры, хроникеры. Наследники псалтыри Давидовой интервьюируют Куропаткина! Пропеть на весь мир «Песнь Песней», а потом пойти в хористы чужой, полудикой литературы, чтобы подхватывать чужие мотивы и подпевать неслышными голосами по чужим нотам, — это ли не рабство духовное, не унижение, которое тем ужаснее, что в нем не виноват даже Гершельман!
III

Вы думаете, что достаточно выбросить из своего прошлого две тысячи лет, забыть талес, и тору, и микву, и шолом-алейхем, и выучить наизусть:
Птичка Божия не знает, —
чтобы сделаться Достоевским или Тютчевым? Нет, чтобы только понять Достоевского, вам нужно вернуться назад по крайней мере на десять веков — ни годом меньше! — и поселиться, по горло в снегу, средь сосновых лесов, и творить с дикими «гоями» их язык, их бедную эстетику, их религию, ходить с ними в деревянные церкви и есть кислый хлеб — и только тогда прийти на Невский проспект и понять хоть крошечку изо всего, что здесь делается. Я утверждаю, что еврей не способен понять Достоевского, как не способен понять его англичанин, француз, итальянец, иначе либо Достоевский не Достоевский, либо еврей не еврей. И я не уважал бы еврея, не считал бы его личностью, если бы было иначе. Прочтите, что пишут американцы о Толстом, или французы о Чехове, или англичане о Мопассане, — и вы поймете, что духовное сближение наций это беседа глухонемых. В письмах Антокольского есть суждение о Пушкине — божественно-радостном — как о поэте человеческого страдания! Можно ли быть дальше от души национального поэта! Чем больше поэт, тем он национальнее; чем он национальнее, тем менее он понятен чужому слуху, чужой душе. Певцы классового сознания, а не национального жизнеощущения — Рылеев, Плещеев, Горький, Надсон, Скиталец — доступны всем и понятны евреям — но за то же они фатально второстепенны и не поднимаются выше известного уровня. Их очень легко перевести на любой язык — ибо корни их неглубоки в нашей земле, но легче вырвать с корнем дуб и забросить его в Лондон, чем передать англичанам красоту «Войны и мира». Я был в Лондоне на клубной постановке «Плодов просвещения». Играли толстовцы-англичане. И те, что исполняли роли трех мужиков, чрезвычайно кривлялись и потешали публику мужицким тупоумием — хотя вся пьеса написана Толстым в честь и прославление этих трех мужиков! Могут ли англичане быть толстовцами!

Еврей, вступая в русскую литературу, идет в ней на десятые роли не потому, что он бездарен, а потому, что язык, на котором он здесь пишет, не его язык; эстетика, которой он здесь придерживается, не его эстетика, — и я уверен, что, приведи сюда самого Шекспира и сделай его русским литератором, он завтра же заказал бы себе визитную карточку с золотым обрезом:

— и поехал бы интервьюировать Стесселя; или перевел бы Ведекинда; или написал бы стихи в стиле Валерия Брюсова. Кто знает, сколько Шекспиров теперь толпится в репортерских комнатах газетных редакций, сколько душ, красивых и поэтических, бесследно и бессловесно погибают только оттого, что их сделали невольниками пушкинского, гоголевского, чеховского мира, где им тесно и трудно, где страдания так непохожи на их страдания, пафос — на их пафос, юмор — на их юмор. Вы только подумайте о муках этих душ, которые могли бы вскрыться, и петь, и благоухать, если б они не были в плену у чужого языка, чужих вкусов, чужих эстетических требований, если бы условием их духовного бытия не было их национальное оскопление.

Еврейская молодежь — мечтательная, героическая, вдохновенная — осуждена на бесплодие, проклята каким-то утонченным, дьявольским проклятием. У Максима Белинского в «Отечественных записках» (1882 г.) была повесть «Искра Божья», В ней Зильберман, еврей-народник, святой человек, уходит «в народ» — вместе с русской интеллигенцией и принимает всю чашу оскорблений, и пошлых намеков, и гнусного презрения со стороны тех, кому он отдал всю душу. Но эти оскорбления ничто перед внутренним чувством той проклятой оторванности, которая делает евреев — даровитейших и духовнейших людей — бесцветными, банальными, даже пошловатыми, ибо вырывает у них из рук тот матерьял, на котором они могли бы отпечатлеть свою личность…
IV

Но вот Гиршбейн, Шолом Аш, Перец, Бялик и другие, нам еще не известные, но уже облеченные нашим доверием, — как они богаты, как самобытны, и какими королями кажутся они рядом с теми своими собратьями, которые, в прямом или в переносном смысле, интервьюируют генерала Стесселя.

Лучше всех мы теперь знаем Шолом Аша. Он кажется мне волшебником, заколдованным человеком. Его «поэму из еврейской жизни в Польше» «Городок» я готов перечитывать тысячу раз. Скучная жизнь, повседневная жизнь, рутинная жизнь, мелочи, мелочи и мелочи, а из всего этого рождается щемящая поэзия. Стоит только Шолом Ашу подойти к вещам, и они оживают, и улыбаются, и дивно расцветают, а он просто не знает, куда от них деваться: ведет из них хороводы и ласкает их как детей. Мы теперь говорим: «смерть быта» — и очень этому радуемся, но как чаруют эти бодрые, восторженные, неустанные касания неожиданно прекрасного Шолом Аша к быту.

Это какая-то еврейская Илиада, где тысячи подробностей еврейского быта восторженно воспеваются Гомером «Городка». И восторг не торжественный, а особый, интимный. Это не «чуден Днепр при тихой погоде», а внимательное, любовное всматривание во все «вещи», на которых отложило еврейство свои черты, и улыбчивое их описание. Евреи молятся, торгуют, венчаются, прогорают, хоронят, влюбляются — и все случаи их жизни сопровождаются дорогими прекрасными образами, интимно родными молитвами, и все это идет по заранее предопределенному плану, и то, что этот план заранее предопределен, делает его умилительным и близким. Жизнь не страшна, древняя культура обволакивает ее со всех сторон, и пусть только человек не оторвется от нее, не отойдет от нее ни на шаг. Словно старым, бабушкиным одеялом прикрыт Шолом Аш родным бытом и — это такое для нас, русских, небывалое явление — не клянет этого быта, не рвет его на клочки, не отрекается от него, а все крепче и крепче обматывается им.

И оттого все радует в этом мире. Даже смерть как-то не нарушает его улыбки, ибо при крепком быте не страшна и смерть.

«Избушкой „Хаима-перевозчика“ зовут эту избу теперь. Когда-то, лет 30 тому назад, это была изба „Мойше-перевозчика“, а лет через двадцать она, вероятно, будет избой „перевозчика-Давида“. Но разницы никакой нет. С годами меняется имя, а избушка, река и звание перевозчика остаются те же. Нынешний перевозчик, Хаим, высокий, худой еврей, лет под пятьдесят. Лицо его вытянуто, белая борода вытянута, высокий морщинистый лоб вытянут. Он дитя воды, выросшее близ воды, и кто знает, не найдет ли он и могилу в воде. Если не в самой воде, то, во всяком случае, вблизи, по соседству с нею, и, когда произойдет разлив, вода вытащит его из могилы и унесет с собою в Данциг так же, как это случилось с его отцом и дедом».

Повторяемость, ритм жизни, зачаровывает Шолом Аша. Если и смерть происходит ритмически, и та же река, что уносит в Данциг деда, унесет туда же и внука, то это уже не страшная река, и не страшная смерть.

Что же такое и любезный Шолом Ашу быт, как не высшая ритмичность, какая только доступна нашей жизни, как не сладостная повторяемость ее явлений!

И мы, сироты, без вчерашнего дня, незаконнорожденные, и кто из наших поэтов мог бы написать «Городок»? где наш «быт»? где наше «одеяло»? У всех наших писателей (кроме Куприна) словно выколоты глаза, — и что они видят пред собою, кроме «отвлеченного» человека, которого стережет «Некто в Сером»? Пропал наш Городок, провалился сквозь землю, и выстроим ли мы новый, на это нет обещаний в русской литературе.
V

Интересно и драгоценно отметить, что даже природа — леса, небо, реки для Шолом Аша суть отражение все того же неколебимого «быта».

Звезды кажутся ему «субботними свечами, что гаснут в еврейском доме».

А «за чертою Городка вода шлет из страны в страну волну за волною, точно тихие молитвы, в которых она за все благодарит Тебя, Отец единый».

Или:

«По временам слышны слабые неуловимые звуки. Робким шепотом они облетают поля, леса. В них неуловимая тайна. В них быть может привет, который шлет сам Бог своему старому народу, собору Израильскому».

Или:

«Что-то плещется в воде… То покойники, вставшие из гробов, перелезшие через забор, купают свои души прежде, чем подняться на небо, к Верховному судье».

Или:

«Широкий простор неба тянется все шире, все дальше, точно он тоже куда-то стремится на субботу домой в безграничную даль».

Интересно сопоставить это с той «стихийностью», которую славит теперь русская литература. Может ли быть что-нибудь полярнее! С одной стороны человек, по уши потонувший в космосе, с другой стороны космос, исполняющий маленькие и затейливые обряды человека.

Как соединить хотя бы эти две стороны, не говоря уже о тысяче других!
VI

Пьеса «На пути в Сион» того же Шолом Аша — чрезвычайно слаба. Она публицистична, мысль ее исчерпывается в самом ее начале, и дальше ей делать нечего, юмор ее фельетонный, и, что, может быть, главное — переведена она зверски. Некий г. Троповский, должно быть злейший враг г. Аша, надумал перевести эту пьесу русским былинным языком. Так и ждешь, что в ней Рохель-Лея скажет Реб-Хонону:
Ах ты гой еси, добрый молодец Разудалый Реб-Хонон.

Так и пестрит перевод «женушками», «батюшками», «невестушками», «матушками», «дитятками» и т. д., и герои буквально говорят так:

«Боруху первенцу — подле матушки»… «На-тко, радуйся на бумажных внучат». «Есть у вас, дядюшка, какая-нибудь фабричка, заводец?»

Может быть прекрасный перевод «Городка», сделанный г. Бурдесом, избаловал нас, но перевод г. Евг. Троповского показался нам, положительно, издевательством.

Как бы там ни было, но идея пьесы «На пути в Сион» та же, что и у «Городка»: старое бабушкино одеяло.

Прикройся им и молчи, и наслаждайся теплом и уютом. Не убегай за Максимом Горьким, как Хаим (кстати: неужели евреям не оскорбительно, когда Горький похваливает их и одобряет?); не надейся на сионистическую булавку, как Бен-Цион; не влюбляйся в чуждую тебе Польшу, как Юстына; не притворяйся европейцем, как Onkel Кан со своей Tante Бертой, не то ты будешь смешон, и одинок, и пригодишься только для водевиля.

Лежи под одеялом и молчи.

Интересна эта «почвенность» беспочвенного народа. У русских так напрасно ратовал за «почву» когда-то Ф. М. Достоевский — но много ли нашлось у него последователей! Русские люди, здесь, у себя, на своей земле так и не построили себе Городка, и если судить по нынешней нашей литературе, то и вправду придется признать, что «ни нравов, ни обычаев у нас не имеется». Мы, как Янкель Шепшович из пьесы Аша «Бог мести». Этот Янкель Шепшович, содержатель веселого дома, оторвался от «быта», выбежал из-под «одеяла» на мороз — и сам еврейский Бог, владыка быта и блюститель его, мстит за его поругание. Бог и быт у евреев все еще синонимы. Радостно быть Шолом Ашем!

Я хотел еще писать о Гиршбейне и Бялике, но место мое иссякает, и потому я позволяю себе отложить беседу до следующего раза.
Вернуться к началу Перейти вниз
Immoralist
Адмирал флота
avatar

Сообщения : 10332
Очки : 24283
Дата регистрации : 2009-05-02

СообщениеТема: Re: Корней Чуковский. Евреи и русская литература   Ср Дек 25, 2013 9:46 am

Это разговор о Бродском на нити Люды заставил меня вспомнить статью Чуковского, вызвавшую в своё время оживлённую дискуссию, да и не её одну.
Вернуться к началу Перейти вниз
kondrashina
Матрос
avatar

Сообщения : 32
Очки : 2596
Дата регистрации : 2015-03-20

СообщениеТема: Re: Корней Чуковский. Евреи и русская литература   Вт Мар 24, 2015 5:08 am

Я читала книгу Чуковского от трех до пяти- в начале было интересно- про детей и все такое, но потом он на половине книге перестроился на новый лад и стал ругать кого-то, кто не дает ему работать- и так вся вторая половина книги. Я человек впечатлительный, короче он мне разонравился и детям его я не читаю- бред какой-то потому что
Вернуться к началу Перейти вниз
Immoralist
Адмирал флота
avatar

Сообщения : 10332
Очки : 24283
Дата регистрации : 2009-05-02

СообщениеТема: Re: Корней Чуковский. Евреи и русская литература   Вт Мар 24, 2015 7:28 am

Корней Иванович Чуковский уже дедушка и в душе у него по-прежнему пыльный вентилятор (ц)

С содержанием самой статьи я абсолютно согласен. Если бы нееврей, прекрасно и даже безукоризненно владеющий ивритом или идишем, попытался войти в еврейскую литературу, его бы не приняли, заявив, что в нём нет "еврейской души", потому что ни он сам, ни предки его не выпекали мацу на Песах, не зажигали субботние свечи, их не гнали веками все и отовсюду, и нееврей не может постичь весь сакральный смысл слова "Шоа" - еврейская душа уникальна. Возможно, я не стал бы спорить. Более того, я согласился бы. Но русская душа не менее уникальна, у неё свои грани, которых не может увидеть француз, турок или еврей. Предки еврея не крестились, глядя на церковные купола, так же как предки русского не надевали перед молитвой тфилин, они слушали разные колыбельные песни, они вершили разные обряды. Бейгель - не русская баранка, а русская баранка - не бейгель, несмотря на некоторое внешнее сходство. Бесспорно, бесспорно для меня, что только русский сможет по-настоящему услышать и понять Достоевского, потому что Достоевский писал для русского. Прочесть его может кто угодно, в том числе и еврей, но писал Достоевский не для еврея.


Цитата :
Вы думаете, что достаточно выбросить из своего прошлого две тысячи лет, забыть талес, и тору, и микву, и шолом-алейхем, и выучить наизусть: Птичка Божия не знает, — чтобы сделаться Достоевским или Тютчевым? Нет, чтобы только понять Достоевского, вам нужно вернуться назад по крайней мере на десять веков — ни годом меньше! — и поселиться, по горло в снегу, средь сосновых лесов, и творить с дикими «гоями» их язык, их бедную эстетику, их религию, ходить с ними в деревянные церкви и есть кислый хлеб — и только тогда прийти на Невский проспект и понять хоть крошечку изо всего, что здесь делается. Я утверждаю, что еврей не способен понять Достоевского, как не способен понять его англичанин, француз, итальянец, иначе либо Достоевский не Достоевский, либо еврей не еврей. И я не уважал бы еврея, не считал бы его личностью, если бы было иначе.
Разве можно с этим не согласиться? Я принимаю вопрос: "Ты же сам еврей, и, бесспорно, твои предки не ходили молиться в бревенчатые церквушки и не доставли ухватом глиняные горшки из печи, так что, ты не смог понять Достоевского?" Да, наверное, до конца не смог. Достоевского нельзя понять, не имея глубокого православного самосознания, ибо если прочитав Достоевского, вы не пришли к богу, к такому богу, в которого верит русский, вы не поняли Достоевского. Но того, что я понял и почувствовал, достаточно, чтобы вспомнить Некрасова:

Природа-мать! когда б таких людей
Ты иногда не посылала миру,
Заглохла б нива жизни.. .

Ладно, довольно патетики. То, о чём написал Чуковский, в гораздо более резкой и бескомпромиссной форме выразил в частном письме Куприн. Поскольку письмо было частным, он мог позволить себе не думать о политкорректности. Я однажды ссылался уже на это письмо, но тебя в то время не было на "Аргутаторе".

Письмо Ф.Д. Батюшкову от 18 марта 1909 г
Вернуться к началу Перейти вниз
kondrashina
Матрос
avatar

Сообщения : 32
Очки : 2596
Дата регистрации : 2015-03-20

СообщениеТема: Re: Корней Чуковский. Евреи и русская литература   Вт Мар 24, 2015 3:45 pm

Выходит понимание литературы основано на чувстве? Тогда я могу заявить, что я, Достоевского читать не могу, но понимаю его больше, чем ты. Как Чуковский - про роженицу и акушерку: первая больше чувствует, вторая больше знает. Но мне кажется я Бруно Шульца еще лучше чувствую, чем Достоевского. Может потому что темпераменты выше национальностей?
И как тогда быть с музыкой? Классической
Вернуться к началу Перейти вниз
Immoralist
Адмирал флота
avatar

Сообщения : 10332
Очки : 24283
Дата регистрации : 2009-05-02

СообщениеТема: Re: Корней Чуковский. Евреи и русская литература   Вт Мар 24, 2015 5:52 pm

Не нужно противопоставлять интеллект чувству, между ними нет конфликта. Во всяком случае, не всегда и не на каждой ступени ) Но при прочих равных - образовании, литературных способностях и т.д., приоритет остаётся за национальным читателем. Прости за избитое сравнение - я могу любить и ценить какую-то женщину. Я могу её понимать. Она может быть мне любовницей, другом, учителем и всё в одном лице. Но она не может быть мне матерью. Разве что приёмной, а это всё-таки другая мать, даже очень любящая. И чувствовать её, как чувствует сын, не смогу. И здесь фраза о том, что и сыновья могут быть негодяями не является аргументом - они не являются материалом для сравнения. В любви сына к матери должна присутствовать животная (биологическая) составляющая, он должен 9 месяцев провести в её чреве, чтобы ситать её частью себя. Чтобы быть национальным писателем в мироощущении писателя тоже должна присутствовать национальная составляющая, он тоже должен прожить в чреве родины период своего эмбрионального созревания - такой была литература во времена Достоевского. Сейчас это во многом другая литература.
Вернуться к началу Перейти вниз
kondrashina
Матрос
avatar

Сообщения : 32
Очки : 2596
Дата регистрации : 2015-03-20

СообщениеТема: Re: Корней Чуковский. Евреи и русская литература   Вт Мар 24, 2015 8:27 pm

При прочих равных...приоритет остаётся за национальным читателем

При прочих равных еврей предпочитает еврейку- ну и нет тогда вообще никаких противоречий
Вернуться к началу Перейти вниз
Immoralist
Адмирал флота
avatar

Сообщения : 10332
Очки : 24283
Дата регистрации : 2009-05-02

СообщениеТема: Re: Корней Чуковский. Евреи и русская литература   Вт Мар 24, 2015 8:32 pm

О, не всегда. Есть омерзительный еврейский анекдот:

Еврей наставляет сына:

--Женись на русской. Если хочешь быть в жизни счастливым, непременно жентсь на русской.
-- А почему не на еврейке, папа?
-- Потому что еврейки часто болеют.
-- А что, разве русские женщины не болеют?
-- Тоже болеют, конечно, но кого это *бёт?
Вернуться к началу Перейти вниз
kondrashina
Матрос
avatar

Сообщения : 32
Очки : 2596
Дата регистрации : 2015-03-20

СообщениеТема: Re: Корней Чуковский. Евреи и русская литература   Вт Мар 24, 2015 8:37 pm

А кроме анекдота есть аргументы? Или только ощущения?
Вернуться к началу Перейти вниз
Immoralist
Адмирал флота
avatar

Сообщения : 10332
Очки : 24283
Дата регистрации : 2009-05-02

СообщениеТема: Re: Корней Чуковский. Евреи и русская литература   Вт Мар 24, 2015 9:43 pm

Я не представляю, какого рода формальные аргументы можно привести в таком разговоре. Разве что сослаться на информацию, которую можно прочесть на боковой стенке любой упаковки с детской питательной смесью: ни одна питательная смесь, как бы высоко ни было её качествo, не может полностью заменить материнское молоко. Писатель может вырасти на литератоурном материнском молоке, а может на смеси. С молоком он всосёт не только гормоны и специфические компоненты, которых нет в детской смеси, с ним он всосёт и особое чувство языка. Да и чувство материнской груди, говорят, играет не последнюю роль в процессе формирования поздней психологии ребёнка. Был такой хороший советский писатель - Исаак Бабель. Очень талантливый. Это советский писатель, это еврейский советский писатель, но он имеет мало общего с русской литературой, русский писатель не может позволить себе так обойтись со своим языком. Экспериментировать с языком может и должен, но есть грань, за которой для него начинается похабство и только потому, что он русский. Я много вращался в среде литераторов, очень интернациональной среде. Часто слышал цитаты из Бабеля. Слышал часто, но никогда от русского.
Вернуться к началу Перейти вниз
kondrashina
Матрос
avatar

Сообщения : 32
Очки : 2596
Дата регистрации : 2015-03-20

СообщениеТема: Re: Корней Чуковский. Евреи и русская литература   Ср Мар 25, 2015 12:02 am

Я и половины не понимаю о чем тут говорят
Вернуться к началу Перейти вниз
Immoralist
Адмирал флота
avatar

Сообщения : 10332
Очки : 24283
Дата регистрации : 2009-05-02

СообщениеТема: Re: Корней Чуковский. Евреи и русская литература   Ср Мар 25, 2015 12:06 am

Это потому что у тебя такой подход к проблеме - половинчатый )
Вернуться к началу Перейти вниз
kondrashina
Матрос
avatar

Сообщения : 32
Очки : 2596
Дата регистрации : 2015-03-20

СообщениеТема: Re: Корней Чуковский. Евреи и русская литература   Ср Мар 25, 2015 12:31 am

А что такого гадкого говорил бабель?
Вернуться к началу Перейти вниз
Immoralist
Адмирал флота
avatar

Сообщения : 10332
Очки : 24283
Дата регистрации : 2009-05-02

СообщениеТема: Re: Корней Чуковский. Евреи и русская литература   Ср Мар 25, 2015 1:06 am

Абсолютно ничего гадкого. Бабель очень точно  передавал язык еврейских местечек, еврейских одесских кварталов,  на этом языке говорят его герои. Язык по-своему очень сочный, по-своему образный, но это в конечном счёте ничто иное,  как исковерканный, испохабленный, изуродованный русский язык. Он может вызвать чувство умиления в сердцах обитателей тех же местечек, но не в сердце русского деревенского или городского жителя.
Вернуться к началу Перейти вниз
Immoralist
Адмирал флота
avatar

Сообщения : 10332
Очки : 24283
Дата регистрации : 2009-05-02

СообщениеТема: Re: Корней Чуковский. Евреи и русская литература   Ср Мар 25, 2015 2:20 am

Была такая популярная эпиграмма:

Под пушек гром, под звоны сабель
От Зощенко родился Бабель.

Довольно точно. Бабель не мог появиться в русской литературе в то время, когда русская литература была представлена Достоевским, Гоголем, Толстым, Буниным и другими. И не потому что вход в русскую литературу закрывал шлагбаум антисемитизма - не закрывал же он евреям, как о том пишет Чуковский, дорогу в критики или издатели. Антисемитизм был тут не при чём, просто русская литература отторгала от себя чужеродное тело, чуждая ей ткань не могла прижиться. Бабель и другие появились только после того, как по Руси вволю погуляли сабли, Россия превратилась в СССР, а в СССР родилась так называемая многонациональнаясоветская литература.
Вернуться к началу Перейти вниз
putagradec
Каперанг
Каперанг
avatar

Сообщения : 6231
Очки : 15643
Дата регистрации : 2009-05-02
Возраст : 60
Откуда : Россия, Казань

СообщениеТема: Re: Корней Чуковский. Евреи и русская литература   Ср Мар 25, 2015 4:23 am

Я отчего-то прозевал эту статью. Прочёл сейчас, заодно осилил и "За веру отцов"
Шолома Аша, о котором упоминает Чуковский, осилил, чтобы опереться на что-то
в собственных мыслях. На работе надумал на небольшое эссе 8), но вечером
понял, что говорить пространно особенно и не о чем. Злобный и недоумевающий
писатель. Что непонятного, Корней Иванович? Если бы и отыскали Вам повод
заговорить о еврейском гении, то он, гений, непременно носил бы прикладной
характер. Европа со всеми её колыбелями философии, Возрождением, Вольтером
и Гёте запросто прихлопывается увесистой Торой, которая и жилет кевларовый,
и камень из пращи.
А что Ш.Аш? Небольшая повесть о местечке, замешенная на "Шинели", "Тарасе
Бульбе"; при желании можно, раз уж речь о гениальности зашла, и "Шпиль"
Голдинга сквозь дымку разглядеть, но только местечко-то щемяще родное,
а гений, как ни крути, чужой. И, как ни крутись, недостижимый.
Вернуться к началу Перейти вниз
kondrashina
Матрос
avatar

Сообщения : 32
Очки : 2596
Дата регистрации : 2015-03-20

СообщениеТема: Re: Корней Чуковский. Евреи и русская литература   Ср Мар 25, 2015 2:43 pm

Я очень внушаемый и доверчивый человек.
Что я поняла из этой статьи? Русские евреи- плохие читатели, они же - еще и плохие писатели.
Я помню как-то раз Леонид печатал на бп стихотворение, автора не помню, про коня, который ржал в жестяное ведро. Стихотворение, несмотря на такой мой пересказ, было красивое и очень русское, и я спросила Леонида- вы-то как можете это понимать? А он ответил, что в детстве бывал в деревне. Все. Никаких церквушек, материнского молока..

Вернуться к началу Перейти вниз
Immoralist
Адмирал флота
avatar

Сообщения : 10332
Очки : 24283
Дата регистрации : 2009-05-02

СообщениеТема: Re: Корней Чуковский. Евреи и русская литература   Ср Мар 25, 2015 6:47 pm

Ты об этом стихотворении говоришь, и я тоже помню наш разговор. Да, Павел Васильев был плоть от плоти Россия, за что в немалой степени и был расстрелян в Лефортовской тюрьме в 1937 году. Юля, я могу это стихотворение почувствовать и не столько потому, что знал русскую деревню, сколько благодаря изумительному васильевскому таланту. Почувствовать я отчасти смог, но я никогда не смог бы так написать, даже будучи очень талантливым, но не будучи очень русским.

Вновь на снегах, от бурь покатых,
В колючих бусах из репья,
Ты на ногах своих лохматых
Переступаешь вдаль, храпя,
И кажешь, морды в пенных розах, -
Кто смог, сбираясь в дальний путь,
К саням - на тесаных березах
Такую силу притянуть?
Но даже стрекот сбруй сорочий
Закован в обруч ледяной.
Ты медлишь, вдаль вперяя очи,
Дыша соломой и слюной.
И коренник, как баня, дышит,
Щекою к поводам припав,
Он ухом водит, будто слышит,
Как рядом в горне бьют хозяв;
Стальными блещет каблуками
И белозубый скалит рот,
И харя с красными белками,
Цыганская, от злобы ржет.
В его глазах костры косые,
В нем зверья стать и зверья прыть,
К такому можно пол-России
Тачанкой гиблой прицепить!
И пристяжные! Отступая,
Одна стоит на месте вскачь,
Другая, рыжая и злая,
Вся в красный согнута калач.
Одна - из меченых и ражих,
Другая - краденая, знать, -
Татарская княжна да б...., -
Кто выдумал хмельных лошажьих
Разгульных девок запрягать?
Ресниц декабрьское сиянье
И бабий запах пьяных кож,
Ведро серебряного ржанья -
Подставишь к мордам - наберешь.
Но вот сундук в обивке медной
На сани ставят. Веселей!
И чьи-то руки в миг последний
С цепей спускают кобелей.
И коренник, во всю кобенясь,
Под тенью длинного бича,
Выходит в поле, подбоченясь,
Приплясывая и хохоча.
Рванулись. И - деревня сбита,
Пристяжка мечет, а вожак,
Вонзая в быстроту копыта,
Полмира тащит на вожжах!
Вернуться к началу Перейти вниз
Immoralist
Адмирал флота
avatar

Сообщения : 10332
Очки : 24283
Дата регистрации : 2009-05-02

СообщениеТема: Re: Корней Чуковский. Евреи и русская литература   Ср Мар 25, 2015 7:19 pm

Сейчас перечитал ещё раз - только очень русский поэт мог вложить столько нежности в слово "харя", говоря о коне. "И ругань - мать, и ласка - мать..." )
Вернуться к началу Перейти вниз
kondrashina
Матрос
avatar

Сообщения : 32
Очки : 2596
Дата регистрации : 2015-03-20

СообщениеТема: Re: Корней Чуковский. Евреи и русская литература   Ср Мар 25, 2015 7:42 pm

Да, в бакинской, к примеру, интерпретации, слово харя имеет какой-то иной оттенокangel
Кстати, что интересно, зачастую, интеллигентные люди, разбирающиеся прекрасно в русской литературе, презрительно относились к остальному всему русскому, и в Баку это было особенно заметно. Как будто не могли произнести слова отец, мать, а вместо этого говорили пахан и маханя.
Вернуться к началу Перейти вниз
Спонсируемый контент




СообщениеТема: Re: Корней Чуковский. Евреи и русская литература   

Вернуться к началу Перейти вниз
 
Корней Чуковский. Евреи и русская литература
Вернуться к началу 
Страница 1 из 1
 Похожие темы
-
» Русская литература в свете Христовой правды. Вера Михайловна Еремина. смущение...
» «Русская Православная Церковь на историческом перепутье ХХ века»
» Изумительная русская партизанка "работает" в немецком штабе / Mandy Dee (2011) DVDRip
» Бутово - Русская голгофа
» литература про сдвг

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
Argutator :: Арт-Хауз-
Перейти: