Argutator


 
ФорумФорум  КалендарьКалендарь  ЧаВоЧаВо  РегистрацияРегистрация  ВходВход  Подарки  Тема ДняТема Дня  

Поделиться | 
 

 Скажи, читатель-лжец, мой брат и мой двойник, ты знал чудовище утонченное это?!

Перейти вниз 
АвторСообщение
Immoralist
Адмирал флота
avatar

Сообщения : 10332
Очки : 24281
Дата регистрации : 2009-05-02

СообщениеТема: Скажи, читатель-лжец, мой брат и мой двойник, ты знал чудовище утонченное это?!   Пн Дек 02, 2013 7:23 am

Король  сидел  в  кресле, похлопывая  рукояткой бича по ботфортам. Де  Тревиль,  не смущаясь, спокойно
осведомился о состоянии его здоровья.
    - Плохо, сударь, я чувствую себя плохо, - ответил король. - Мне скучно.
    Это действительно была одна  из самых  тяжелых болезней  Людовика XIII.
Случалось, он уводил кого-нибудь из своих приближенных к окну и говорил ему: "Скучно, сударь! Давайте поскучаем вместе".

Новый вид скуки — к уже известным четырем

Состояние скуки хорошо знакомо мне с раннего детства, но оно никогда не вызывало у меня чувства протеста, скорее, наоборот, я им почти наслаждался. Как я понимаю, согласно предложенной авторами статьи классификации, это была первая разновидность скуки - "скука индифферентная". Только мне почему-то кажется, что от первой разновидности скуки к её четвёртой разновидности можно легко шагнуть, минуя вторую и третью.
Вернуться к началу Перейти вниз
Admin
Капитан-лейтенант
avatar

Сообщения : 6224
Очки : 18221
Дата регистрации : 2009-05-01

СообщениеТема: Re: Скажи, читатель-лжец, мой брат и мой двойник, ты знал чудовище утонченное это?!   Пн Дек 02, 2013 8:31 am

А мне скучно только на работе ) Это при том что работа у меня не скучная )
Вернуться к началу Перейти вниз
Immoralist
Адмирал флота
avatar

Сообщения : 10332
Очки : 24281
Дата регистрации : 2009-05-02

СообщениеТема: Re: Скажи, читатель-лжец, мой брат и мой двойник, ты знал чудовище утонченное это?!   Пн Дек 02, 2013 8:37 am

Отрывок из книги Карин Юханиссон "ИСТОРИЯ МЕЛАНХЛИИ. О СТРАХЕ, СКУКЕ И ЧУВСТВИТЕЛЬНОСТИ В ПРЕЖНИЕ ВРЕМЕНА И ТЕПЕРЬ".


СКУКА

«Я ничто, я ничего не делаю, я не живу, я веду растительный образ жизни», — пишет в середине XIX века Теофиль Готье, ставя самому себе мрачный диагноз. «Я никого не люблю, никому не завидую, чувствую лишь одно и думаю лишь об одном: я устал, мне холодно».

Разница между двумя главными чувствами экзистенциальной меланхолии — бунтарским отвращением и отстраненной скукой — налицо. Отвращение — это агрессия, скука — ничто. В ней выражается присущее сплину «чувство всеобщей никчемности», пустота.. Сознание того, что мир бессмыслен, общаться невозможно, жить невыносимо. Всё вокруг лишается цвета, запаха и вкуса. «Скука предполагает отсутствие смысла», — пишет Мартин Хайдеггер. Эта бессмысленность проявляется двояко. В первом случае человек ощущает себя одиноким и покинутым в пустоте. Он не в силах приняться за какое-то дело, мучается оттого, что топчется на месте. Во втором человек не может использовать свои способности проявляет вынужденную пассивность, его действия парализованы. Типичный пример — задержка поезда. Человек не может ни читать, ни думать, ни наблюдать, а только без конца смотрит на часы и уже в который раз тщетно изучает расписание поездов.

Экзистенциальную скуку не следует, таким образом, смешивать с обычной. С той, которая заставляет человека зевать в лекционном зале или за воскресным обедом (временная скука). С той, которая возникает при низкой мотивации (скука недостаточности). С той, которая овладевает человеком при монотонной работе (скука повторения). С бессилием или апатией (болезненная скука). Сплин — это активная скука. Ее спутники — усталость и пресыщение. А также качество, которое для этой разновидности скуки является обязательным — невозможность участвовать в происходящем.

Именно данное качество свидетельствует о том, что под личиной скуки скрывается глубокая социальная рана.

Однако связь с социальным проявляется опосредованно. «Традиционно скука считалась привилегией элиты, способом выражения социального недовольства или пассивной агрессивности», — пишет Патриция Мейер Спекс. Эта разновидность критики общественного строя имела в социуме высокий статус. Тот, кто заявлял о своей скуке, немедленно вырастал в глазах окружающих. Предполагалось, что удалиться от света и комментировать недостатки общества, глядя на них со стороны, может лишь незаурядная личность. Скука освобождала человека от участия в жизни общества, поэтому кое-кто инсценировал скуку ради достижения определенных целей (так в свое время инсценировали меланхолию). Случалось, людей обвиняли в неискренности, в том, что скука для них лишь поза, призванная скрыть лень, бездействие или даже — что во сто крат хуже — неспособность к действию.

Экзистенциальную скуку отличают любовь к постоянному переодеванию и множество различных масок, изображающих порой прямо противоположные качества — цинизм, иронию, преувеличенную самоуверенность. Скука может принимать образ фланёра, денди, шута, клоуна, соблазнителя, светского льва и прожигателя жизни. Она может быть разочарованной, провокационной, интеллектуально-аналитической или иронически рефлектирующей.

В трактате «Или — или» (1843), написанном от имени вымышленного персонажа, тогда еще малоизвестный, но вскоре ставший культовым писателем Кьеркегор рассматривает тему скуки.

Главный герой А живет очень уединенно. В отличие от Вертера, у которого отчаяние было результатом не отсутствия иллюзий, а разочарования — об этом свидетельствует его эмоциональность и спонтанность действий и поступков, — А относится к жизни отстраненно. Он оставил общество, потому что оно ему безразлично, и запер себя в собственной квартире (как сам Кьеркегор). Окружающий мир существует для него в отражении его собственных мыслей. Он живет мечтами и много размышляет на излюбленную тему меланхолии — голод. «Глаза мои утомлены и насыщены, и все же я алкаю большего».

«Я лежу вытянувшись, неподвижно; я вижу только пустоту, я двигаюсь в пустоте. Я не ощущаю даже боли. <...> Все поглощается отравленным сомнением моей души. Душа эта подобна Мертвому морю, через которое не может перелететь птица».

Время остановилось. Мгновения похожи друг на друга, это отрезки одного времени. Жизнь не двигается. Делать выбор неинтересно: «Женись, и ты об этом пожалеешь; не женись, и ты об этом тоже пожалеешь». Счастье невозможно, наслаждения умирают, словно насекомые, едва успев взлететь. Подобно Вертеру, г-н А получает утешение от музыки, его любимое произведение «Дон Жуан» Моцарта. Но большую часть времени он пребывает в пустоте, отсутствующий, погруженный в себя. Он обречен изо дня в день заниматься самоанализом, иронизировать по поводу противоречий своей жизни.

Стержнем, на котором держится состояние главного персонажа, является тема избранности, знакомая нам из меланхолии. «Единственный мой друг — Эхо; почему же я дружен с ним? Я люблю свою печаль, а Эхо не отнимает ее у меня. Единственная моя наперстница — тишина ночная; почему же я ей доверяю? Потому что она молчит». Скука — трагический, но неизбежный аспект личности неординарного человека. Пустота — это протест. Сознательная самоизоляция предполагает отказ от дружбы, любви, семьи, повседневных дел и стадного чувства. Отказ от всего, что связано с рутинными проявлениями жизни. Только полная свобода позволяет получать радость от мелочей, наслаждаться красотой ускользающих мгновений. Лучше всего это удавалось фланёрам и денди.

У некоторых, правда, сплин вызывал исключительно негативные чувства. «Простуженная душа. Холодная, вялая, дурно себя чувствующая. Недовольство. Сплошное недовольство. Отвращение ко всему, 1аес!шт generale», — пишет один из тех, кто познал это состояние на своем опыте.

В литературе скука носит имя Эммы Бовари. Она олицетворяет собой женский вариант сплина, который рассматривается обществом как слабость. Чтобы преодолеть монотонность жизни, молодая женщина ищет спасения в придуманных мирах, где бушуют сильные страсти и наслаждения. И опускается морально. В отличие от высокого и благородного сплина Вертера и г-на А, чувство мадам Бовари мелко и недостойно. Скука душит Эмму:

«Но совсем невмочь становилось ей за обедом, в помещавшейся внизу маленькой столовой с вечно дымящей печкой, скрипучей дверью, со стенами в потеках и сырым полом. Эмме тогда казалось, что ей подают на тарелке всю горечь жизни, и когда от вареной говядины шел пар, внутри у нее тоже как бы клубами поднималось отвращение. Шарль ел медленно; Эмма грызла орешки или, облокотившись на стол, от скуки царапала ножом клеенку».

Госпожа Бовари страдает от однообразия и пресности впечатлений, от безнадежной никчемности дел, которые составляли ее жизнь. Сплин Эммы складывается из отвращения, ложных ожиданий и парализующего разочарования. Поняв это, она приходит в отчаяние и сводит счеты с жизнью. Однако это не мужской вариант самоубийства — выстрелом в лоб, как у Вертера, а долгое и уродливое отравление мышьяком.

Судьба Эммы Бовари, как и судьба Вертера, стала для современников моделью, но с прямо противоположным эффектом. Женский сплин сочли опасным и разрушительным. Правда, Бодлер прозорливо увидел в поведении мадам Бовари не женские, а общечеловеческие качества. Он назвал Эмму «причудливым андрогином» с почти мужскими мощной фантазией, предприимчивостью и силой гнева. Действительно, желание бежать от скучной реальности сближает Эмму с представителями сильной половины человечества, двойственный характер, «одновременно расчетливый и мечтательный» превращает ее в соблазнителя, любовь к шику делает ее денди.

В таких воплощениях, как Эмма Бовари, сплин проявляет себя диким чувством и приобретает женское «лицо». Хотя на страницах женской прозы XIX века тяжелая и вязкая экзистенциальная пустота была нередким гостем, это чувство отражало реальную и фигуральную несвободу представительниц высших кругов общества.

Важно, однако, не смешивать это чувство с обычной скукой, которая не имеет ничего общего с душевной болью. Воскресная скука, ее еще иногда называют воскресным неврозом, происходит оттого, что выходной день беден событиями, и является разновидностью обычной (а не экзистенциальной) скуки. Художественная литература очень любит описывать, как в буржуазной среде с изящной скукой выполняют необходимые социальные ритуалы в форме визитов, поздравлений и ужинов. Существует целая эстетика скуки. Любая деталь — тиканье часов, завернувшийся угол ковра, пятно соуса на скатерти — может дать толчок к возникновению этого чувства. (Я и по сей день прекрасно помню воскресную скуку родительского дома, мертвую зыбь ничем не заполненных минут, слабую надежду и запах мяса с хреном из кухни.)

Меланхолия и скука, таким образом, родственники, но не близкие. В отличие от меланхолии, имеющей историю и интеллектуальный статус, скука — всего лишь ощущение банальности момента и ситуации. Ее же собственная банальность хорошо видна из длинного списка слов, ассоциирующихся с этим состоянием:

«Апатия, летаргия, тоска, безразличие, вялость, бездеятельность, рутинность, истощение, стагнация, бесплодность, заезженность, тягучесть, замедленность, монотонность, банальность, прозаичность, усталость, печаль, тривиальность, однообразие, повторяемость, сухость, безвкусица, одинаковость, бедность событиями, нудность».

По мнению Вальтера Беньямина, такая скука родилась в новое время под влиянием массовой культуры, массового производства и консюмеризма. В ее основе лежат пресыщение, жирок благополучия и монотонность индустриального общества. И все же что это: сопротивление или пассивное самоустранение? Есть ли в современной скуке элемент мощной саморефлексии, характерной для сплина, или она, напротив, культивирует чувства смирения и безразличия? Беньямин был оптимистичен. Монотонность рождает новые качества. Скука подразумевает ожидание, меланхолия — нет.

Малая скука: личность фланёра

Два типа реализации сплина — это одновременно две самых популярных мужских роли в начале XIX века: фланёр, скрывающий скуку за безучастностью, и денди, использующий для этой же цели экстравагантность. Обе роли были характерны для представителей высших кругов, что еще раз подтверждает тезис об элитарности образа меланхолика.

Образ фланёра имеет определенные социальные и исторические черты. Это человек, принадлежащий к сливкам общества и имеющий очень много свободного времени. Он живет, не думая о хлебе насущном, дни проводит в наблюдениях за ближними, сидя в открытом кафе с газетой, попивает вино, курит сигару, смотрит на пешеходов, потом встает и идет дальше. Его поведение резко контрастирует с кипучей жизнью буржуазных кофеен, где посетители поглощают бисквиты и марципаны. Процесс потребления не увлекает его, и в то время, когда другие с головой уходят в лихорадочный консюмеризм, фланёр ищет пищу для глаз.

Этот тип распадается на два подтипа. Один — экстраверт европейского склада, самоуверенный и талантливый. Он утоляет скуку наблюдениями над окружающей действительностью, делает это мастерски и сам наслаждается своей проницательностью. Эта поза уже сама по себе способна утишить его меланхолию.

Второй подтип — скандинавский интроверт, неприкаянная душа, разрывающаяся между затворничеством квартиры и кратковременным облегчением от пребывания на улице. Вялая личность с мощной саморефлексией. Наблюдение за чужими жизнями для него — способ скрыть собственную жизненную неприспособленность.

Вальтер Беньямин так описывает европейского фланёра: он превратил городские улицы в свое жилище, столик в кафе стал его письменным столом, а киоск с прессой — домашней библиотекой. Его излюбленным местом являются пассажи, соединяющие кварталы магазинов и кафе. В этой среде особую роль играют взгляды, направленные на других людей или на свое отражение в стеклах витрин или зеркальных стенах ресторанов. В этом мире фланёр чувствует себя как дома. Он принимает удобную позу, с независимым, слегка выжидательным видом чуть запрокидывает голову назад, и из этого положения наблюдает картины неумеренного потребления, вещизма и торжества буржуазных условностей.

Эта жизненная позиция достаточна удобна.

Однако за ней скрывается неутоленный голод. Фланёр присвоил себе право наблюдать за другими, используя все возможности современного города. Его действия облегчались появлением новых видов транспорта — трамваев и конок, в которых люди могли подолгу в молчании разглядывать друг друга. Такое разглядывание рождало дискомфорт, поскольку содержало в себе тайную угрозу разоблачения. Именно так смотрел на людей фланёр: он забирался к ним в душу, раздевал и «грабил» взглядом. «Страдая от внутреннего опустошения, он взглядом “собирал материал”, чтобы декорировать собственную голую душу». Это облегчало его мучения, оправдывало безделье и компенсировало одиночество.

Но оставались страхи. Фланёры убивали время и создавали видимость анонимной мимолетной общности с окружающими людьми. Считалось, что в своем кругу им не комфортно, и они растворяются в массе. Они любят одиночество, но наслаждаются им среди людей. Их мир — это улицы, рестораны, театральные фойе — беглые жесты и сменяющие друг друга образы. На любовном фронте их, как правило, поджидало фиаско, и они жили эротической иллюзией, вспоминая запахи, шелест платья, забытую перчатку своей дамы сердца.

Вспомним Вертера: его желание всегда было направлено на недоступный объект. В интерпретации Вальтера Беньямина фланёр избавляется от скуки путем наблюдений и на время исцеляется. Но маски никогда не снимает и сам под маской может постоянно меняться.

В начале XX века фланёры лишились привычных условий. Теплый свет газовых фонарей на улицах города заменили ярким электрическим освещением, в универмагах стали продавать товары фабричного производства, движение на улицах сделалось хаотичным и плотным. Описывая Вену в августовский день 1913 года, Роберт Музиль представляет читателю город, в буквальном смысле слова располосованный новыми веяниями (которые затем легли в основу новых настроений):

«Сотни звуков сливались в могучий гул, из которого поодиночке выступали вершины, вдоль которого тянулись и вновь сходили на нет бойко выпирающие ребра, от которого откалывались и отлетали звонкие звуки...

Как все большие города, он состоял из разнобоя меняющихся, забегающих вперед, отстающих, сталкивающихся предметов и дел, из бездонных точек тишины между ними, из проторенных путей и бездорожья, из большого ритмического шума и из вечного разлада и сдвига всех ритмов и в целом походил на клокочущий кипяток в сосуде».

Скандинавский фланёр был более уязвим, к меланхолии у него добавлялся недостаток воли. Эта характеристика подтверждается данными художественной литературы и медицинских карт, относящихся к рубежу XIX и XX веков. И в качестве книжного персонажа, и в качестве пациента фланёр демонстрирует психологическую проблему, характерную для того времени: слабость воли, летаргию, распространившуюся тогда среди представителей высших классов.

У Яльмара Сёдерберга есть новелла «По течению» (аллюзия на известный роман Гюисманса «Против течения»"). Главный герой Габриэль Мортимер рано принимает решение «не становиться никем». Он тратит годы юности на чтение и путешествия без определенной цели, и при этом отмечает в дневнике «развитие души». Но потом Мортимер попадает в сети брака, начинает вести жизнь добропорядочного буржуа и одновременно медленно угасать. Он перестает читать. Не пишет дневник — писать больше не о чем — и постепенно впадает в спячку. Некоторое время спустя Мортимер заболевает и лежит в лихорадке, из которой выходит обновленным и безразличным к семье. Большую часть дня он полулежит в кресле у окна. Иногда подолгу сидит с зеркалом в руке (классический мотив дендизма) и разглядывает себя, словно пытаясь увидеть внутреннее «Я». Скука и безволие парализовали его, он долгие годы двигался по течению. «Когда же наступит главное, то, ради чего он живет?» Мортимер подавлен собственным слабодушием, жизнь тяготит его. Подчиняясь импульсу, он падает на полном ходу с поезда, продолжая до последнего сомневаться. Пальцы его судорожно цепляются за поручни вагона, и он хрипит: «Я не хочу, не хочу...»

Даже самоубийство он совершает против своей воли.

Скука и безволие — герои многих новелл Сёдерберга. Фланирование по городу принимает вынужденный характер и становится бесцельным блужданием («Его прогулки превратились в одинокое бесцельное блуждание по улицам»). Одиночество, непонятная меланхолия, беспокойство и страхи, которые надо прогнать. Рассеянные беседы в кафе, рюмочка для бодрости и долгие ужины, временное облегчение от посещения клубов и театров и мучительная уверенность, что все это лишь ненадолго отодвигает момент возвращения в пустоту квартиры, где «в комнатах холодный сине-серый вечерний свет и где все окна выходят на север», а впереди еще одна ночь наедине со страхами. Главные персонажи на редкость молоды, но чувствуют себя уже в 30 лет стариками: как будто они поседели от серых переживаний, серых мыслей, холодного серого света в комнате. Глаза их тоже всегда бывают серого цвета.

В романе Сёдерберга «Заблуждения» герой Тумас Вебер ходит по улицам без цели, будто сомнамбула. Когда же он, наконец, «пробуждается и пытается покончить с собой, самоубийство получается нелепым и жалким», — утверждает Фредрик Бёэк*. В романе «Юность Мартина Бирка» главная тема — тоже меланхолия. «Почему печален Мартин Бирк? — спрашивает Фредрик Бёэк и сам отвечает, — потому что ему скучно». Он тоже бесцельно бродит по улицам и переулкам, демонстрируя безволие и бесплодно размышляя о бренности всего сущего.

В произведении Сигфрида Сивертса30 «Фланёр» (1914) мы встречаем такого же анемичного персонажа. Тщетно пытается он стряхнуть с себя «морок, ослабляющий члены, закрывающий глаза и насылающий пустые фантазии». Магию «мертвой зоны» не преодолеть. Мир представляется герою усталым и безразличным. По своему мироощущению этот человек — импотент, который имеет одно-единственное сильное желание — красиво уйти из жизни.

В новелле Томаса Манна «Паяц» изображается еще более страшная ситуация — отвращение к самому себе. Главный герой постепенно теряет стержень, ему грозит полный распад личности. «Скука? Я знаю, что это... Сидишь у окна, куришь сигарету, и вдруг накатывает чувство отвращения ко всему и к себе самому. Страх овладевает тобой, ты вскакиваешь и бежишь куда-то...»

Окружающий мир представлялся фланёрам опасным, они были одиноки, их души (как у денди) «трепетали на ветру в поисках тела», не способные сопереживать кому-то кроме самих себя. И все же фланёры, подобно меланхоликам, принадлежали к элите общества. У Яльмара Сёдерберга, например, есть слова о «меланхолии, отличающей благородных людей». Она могла принимать форму естественно-научных рассуждений, быть сухой и холодной, неуверенной и мечтательной, даже больной и прогнившей, однако «статус ее повсюду был высок».

Из сказанного видно, что образ фланёра выходит за рамки литературного персонажа. На рубеже веков в Европе пациенты валом валили к невропатологам с различными симптомами из широкого меланхолического репертуара. В Швеции 23-24-летние молодые люди жаловались на подавленность, страхи и непонятное бессилие. Страхи можно было измерить: количество самоубийств в Швеции с 1901 по 1910 год сильно выросло.

Называть это депрессией с медицинской точки зрения допустимо, но такой подход не объяснит причины данного явления. Меланхолия, как мы знаем, есть результат отношений между личностью и окружающим миром. Личность фланёра представляет собой алиенированный31 феномен, продукт модернизации общества и буржуазной амбициозной культуры. Молодые люди из высших слоев общества могли реализовать себя либо в жестком мире бизнеса и финансов, либо в государственном учреждении или университете с их застывшей иерархией. Была также небольшая возможность выразить себя в искусстве. Строгая регламентация жизни, судя по всему, привела к возникновению нового типа человека, человека без определенных свойств. Он пассивен, постоянно находится в оборонительной позиции, много времени уделяет самоанализу, привык скрывать свои чувства, боится контактов. При этом он ненавидит сентиментальность и может благодаря этому производить впечатление бескорыстного правдолюба.

Фланёр относится к числу наиболее сложных типов личности, существовавших на рубеже веков. Это яркий и одинокий человек, не имеющий контактов с окружением — воплощение скрытой болезни нашего века. Он живет в массе людей, но не принадлежит ей. Он сосредоточенно наблюдает, всегда сохраняя дистанцию, и никогда не идентифицирует себя с тем, что наблюдает. Его роль можно назвать эстетской позой, а можно — неспособностью жить в мире людей. Торстен Экбум применительно к Кафке предложил использовать термин экзистенциальная неуверенность. Для таких людей характерно особого рода отчуждение, не-бытие. Мир представляется фланёру игрой теней. Он мучается оттого, что не ведает обычных радостей жизни — семейных, дружеских, любовных, — но не пытается это изменить. Собственное тело кажется ему чужим. Его сексуальность парализована. В историях болезни того времени нередко фиксируются характерные для фланёров физические, психические и сексуальные проблемы. Стокгольмский врач Фритьоф Ленмальм много размышлял о том, как с точки зрения медицины определить бесцельное времяпрепровождение и пассивность, чтобы представить себе клиническую картину.

Был, например, в 1915 году случай, когда два брата из знатной семьи решили пренебречь карьерой и буржуазными условностями. Родственники настояли, чтобы они обратились к врачу. Младший, 27-летний, был помешан на путешествиях и постоянно находился в разъездах. Ему Ленмальм поставил диагноз: вагабондизм32. У старшего (35 лет) проблема иная: «Не хочет ничего делать».
Холодная скука: личность денди

Вопрос о том, относятся ли денди к меланхоликам, решается для них, так же как и для фланёров, неоднозначно. Основное настроение — экзистенциальная скука, но проявляется оно иначе: обильной жестикуляцией, экстравагантностью и внешней театральностью. Меланхолия денди стилизована.

Как социальный характер они представляют собой противоречивый феномен, описанный Бодлером в эссе «Денди» (1868). Они возникли в тот период, когда демократические тенденции в обществе ослабли, и у амбициозных молодых людей появилась возможность образовать новую элиту, исключительность которой состояла в обладании особыми качествами. Денди с презрением относились к обыденности и усредненности и потому пришлись по сердцу как честолюбивой средней буржуазии, так и аристократии, привилегированное положение которой находилось под угрозой. Среди денди были люди без прошлого, без титулов и высоких должностей, с резко антибуржуазными настроениями. Они подчеркивали свою особость внешними атрибутами, которые всегда были в почете у элиты, поэтому денди пользовались в светских салонах популярностью. Денди стали законодателями моды и мерилом хорошего вкуса. Дендизм эстетизировал детали. Надушенный носовой платочек и прихотливое одеяние словно бы ограждают денди от всего грубого и низкого.

Как меланхолический тип дендизм не надо путать с дендизмом в моде. Конечно, денди самоутверждались за счет эффектной одежды и вели себя подчеркнуто театрально, но элегантность не имела для них самостоятельной ценности, а была выражением утонченности души. Подчеркивала неординарность и личное обаяние.

Образ меланхолического денди превратился в своего рода эмблему после выхода в свет культового романа Ж.-К. Гюисманса «Наоборот» (1884). Роман имел огромный резонанс, а главный герой произведения дал повод для многочисленных культурных дебатов как пример негативного влияния на молодое поколение. Так же как в случае с Вертером, общество испугалось воздействия литературного персонажа на определенный тип молодых людей. Призрачность границы между вымыслом и жизнью продемонстрировал Оскар Уайльд: его Дориан Грей был околдован романом «Наоборот» и заказал из Парижа девять экземпляров первого издания с корешками разного цвета, чтобы подходили под разное настроение. Книга казалась ему повествованием о его собственной жизни, в котором эта жизнь была предугадана.

В романе рассказывается о Жане дез Эссенте, последнем представителе аристократического рода. Это был молодой человек 30 лет, анемичный и нервный, с впалыми щеками и холодными глазами серо-стального цвета. Желая скрыться от света, он приобрел загородный дом в провинции. Детство Жана прошло у иезуитов, родительской любви он не знал, со сверстниками отношения не сложились, и он жил все больше проникаясь ненавистью к торгашескому менталитету буржуазного общества. Им владела «невыносимая скука». В поисках спасения и любви он предается все более изощренным наслаждениям, но плотские утехи кажутся ему грязными и грубыми. Совокупление оскорбляет его чувствительность: он не различает лиц и воспринимает только резкие животные запахи.

В своем доме дез Эссент окружил себя произведениями искусства, тщательно продумал интерьер комнат, выбрал редкие цвета и дорогую отделку, ароматы и экзотические растения и создал собственный мир, в котором по ночам с наслаждением предавался переживанию различных чувств и настроений.

Например, однажды он организовал поминки по угасшей потенции («скоропостижно скончавшейся мужественности»). Мероприятие проводилось вполне в духе меланхолии. Напечатали приглашения с траурным кантом, задрапировали черным гостиную, дорожки в парке посыпали мелкой угольной крошкой, зеркало пруда, вокруг которого росли мрачные тополя, подкрасили чернилами и обложили черным базальтом. На черной скатерти стояли темные фиалки и тускло отсвечивали канделябры. Невидимый оркестр, играющий траурный марш, создавал музыкальный фон. На тарелках с черной каймой лежали блюда различных темных оттенков: русский ржаной хлеб, оливки, черная икра, черепаховый суп, кровяные колбаски, мясо дичи с соусом цвета лакрицы или гуталина, пюре из черных трюфелей. На десерт подавали тутовые ягоды, черную смородину, черешню и шоколадный крем. Из напитков были вина и портвейн глубокого темного цвета, к кофе предложили темный ликер. Гостей обслуживали негритянки, одетые лишь в туфли и серебристые чулки, «цвета слез».

Эгоцентричная меланхолия дез Эссента напоминает меланхолию Пруста. В романе есть даже предшественник печенья «Мадлен» — помадка фиолетового цвета, символ утраченного счастья.

«Дез Эссент взял одну и легонько сжал, припомнив странное свойство этих помадок, от сахара словно заиндевевших. Раньше, когда половое бессилие настигало его... то клал в рот одну такую конфетку и вдруг с какой-то неописуемой истомой и негой припоминал свои старинные и почти забытые похождения. <...> Сладкий нектар растекался по нёбу и будил смутные воспоминания о жемчужном бисере жгучей, словно небывалый уксус, слюны, о поцелуях долгих, благоуханных».

«Денди стремится сохранять изысканность в любой ситуации, — писал Бодлер. — Он мог бы есть и спать перед зеркалом». Быть денди значит выставлять себя на показ, превратить себя в предмет искусства. От денди требуется постоянное самообладание. Недостаток формальной власти он компенсирует тремя приемами: блистать, поражать, скрывать. Поведение денди подчиняется строгому коду, создающему вокруг этих людей жесткий, глянцевый «панцирь», — денди притягивают к себе внимание, но не вызывают симпатии. Сочувствие окружающих денди воспринимает как личное поражение. Даже страдания он демонстрирует с саркастической усмешкой.

Эта «ряженая» меланхолия допускает чувственность, но не чувствительность. Спонтанность и бесконтрольное выражение чувств для денди — смертный грех. Чтобы шокировать и провоцировать окружающих, денди должен сохранять между ними и собой дистанцию. Он никогда не обнажает свои чувства.

Денди есть в любую эпоху, этот образ вновь и вновь находит себе поклонников среди представителей поп-культуры (даже так называемый «человек из КБ»* принадлежал к типу денди по своим прихотливым книжным пристрастиям, изысканным костюмам «от Армани», надменности, демонстративности поведения и театрально обставленному уходу из жизни). Денди свойственно одно из основных качеств современного человека — отстраненность. «Он привлекателен внешним спокойствием, которое коренится в его неизменном стремлении скрыть от окружающих свои чувства, — пишет Бодлер. — Скрытый огонь может, но не хочет вырваться наружу». Денди с удовольствием провоцирует окружающих на словесные перепалки, излучает иронию, но главное — выставляет себя на всеобщее обозрение, дает рассмотреть, одновременно свысока разглядывая других.

Взгляды имеют в обществе большую власть. И фланёры, и денди обладают взглядом поразительной силы, видят людей насквозь. В XIX веке глаз, «самый беспристрастный из всех органов чувств», стал основным социальным орудием, пишет Георг Зиммель. В XVIII веке откровенно-изучающее разглядывание придворными щеголями завсегдатаев светского салона отличалось, например, от агрессивного и пристального взгляда — предвестника дуэли. Взгляд денди — взгляд наблюдателя, подмечающего малейшие недостатки и эстетические просчеты окружающих.

Как экзистенциальный тип денди стоит вне общества, он погружен в себя, его единственный контакт с окружающим миром — его роль. Денди знает, что внутри него пропасть, пишет современный исследователь Отто Манн в работе «Дендизм: проблема современной культуры». Денди живет ненавистью к обществу, но не облекает ее в политические формы и не ищет альтернативы. Он никогда не участвует в общественных проектах. Он ничего не производит (но может быть художником). Он считает себя выше всякой работы, политики и денег. И мечтает лишь об одном — не приносить пользы обществу (именно так сформулировал Бодлер жизненное кредо денди, именно об этом мечтают антигерои Яльмара Сёдерберга). Объявляя себя вне общества, денди протестует против его бездушности. Однако трагедия в том, что денди необходима реакция именно той публики, от которой он старается отдалиться. Салон, в его понимании, место для экстравагантных выходок, но не для протеста.

Дело в том, что денди боится.

Идентичность денди сформировалась как результат неприятия социального окружения, пишет Кристофер Лейн. Причин для этого несколько, причем бунт и чувство одиночества спаяны воедино. Денди одновременно находится и вне, и внутри некоего сложного социального организма, в котором взаимосвязаны все компоненты его идентичности. Он непредсказуем в своем отношении к противоположному полу, к норме, культуре и ведет себя то по-женски, то как андрогин, то как гомо- или аутосексу-ал, а то бывает совсем чужд эротике. Он постоянно находится в состоянии внутреннего разлада, мечется между отрицанием и утверждением. Балансирует между потребностью в наслаждениях и эмоциональной угнетенностью. Ищет облегчения, пытаясь доказать, что все существует лишь сейчас, в данный момент. Страдание достигает высшей точки в момент смерти, дальше оно умирает. Это уже знакомая нам из меланхолии (и гётевского «Вертера») тема потери: все бренно, все преходяще.

В сознании денди понятия меланхолии и красоты тесно переплетены и нередко имеют гомосексуальное наполнение. «Прекрасное мужское лицо становится тем прекраснее, чем более оно меланхолично», — пишет Бодлер.

«Духовный голод — подавленные амбиции... порой следы мстительного холода (про архетип денди забывать не стоит), иногда мистика и несчастья. Я не говорю, что радость чужда красоте, но радость — один из самых вульгарных нарядов красоты, в то время как меланхолия — ее лучший спутник, и я с трудом представляю себе красоту без печали».

Меланхолия у денди непростая. Можно, конечно, считать их меланхоликами, склонными к нарциссизму и самолюбованию. Но разве просто позер мог бы вызвать такой интерес и восхищение? Блестящая внешность скрывает глубокую душевную рану. Однако причина добровольного ухода от мира и стойкого презрения к массам — остается неизвестной. Повышенный самоконтроль в сочетании с недостатком самоконтроля (как у тех, кто страдает булимией) может привести денди к внезапному упадку, деградации, пьянству и грязи. Подобные метаморфозы встречались нередко, в частности у Оскара Уайльда.

Кто же из фланёров и денди мог стать для современников моделью выражения чувств? Живые иконы — Байрон, Бодлер или Уайльд — вряд ли, они единственные в своем роде; зато литературные персонажи подходили для этой цели как нельзя лучше и служили образцом поведения для всех желающих: богачей, бунтарей, талантов, пресыщенных людей с нетрадиционными сексуальными вкусами, людей депрессивных без видимой причины, а также для тех, кто выступал против культа полезности. Элита терпела и любила этот типаж, считая его своим порождением.

Является ли в таком случае меланхолия компонентом перформативной стратегии данной роли или же сама роль есть одна из масок меланхолии? Дело в том, что роль может быть диагнозом, а может служить терапевтическим целям. Подтвержденная на социальном и культурном уровне и соответствующим образом воспринятая, она становится базой для создания новых представлений.

Сплин, экзистенциальная меланхолия, или, иначе, культивированная скука, могли выражаться по-разному: и в форме прожигания жизни, и в форме летаргии, столь характерной для шведской элиты в конце XIX века. Позиция незаинтересованного наблюдателя имела в обществе большой авторитет, однако не предполагала никакой альтернативы. К тому же существовала опасность, привыкнув к этой позе, постепенно превратиться в депрессивную личность. Страницы декадентской литературы пестрят меланхоличными и бессильными персонажами, для которых характерны сочетание различных страхов и неярко выраженная сексуальная амбивалентность. Утонченная хрупкость ценится выше здоровья, влечение к смерти важнее жажды жизни.

Между литературными персонажами и реальностью выстраиваются невидимые нити. Пациенты доктора Ленмальма, специалиста по нервным болезням, все как один жалуются, что «меланхолия взяла над ними верх». Об этом, в частности, пишет 23-летний Гуннар Рамберг, которого послали в Норландские леса работой лечить «недостаток веры в себя, энергии и воли». Сплин трудно излечим.
Вернуться к началу Перейти вниз
Immoralist
Адмирал флота
avatar

Сообщения : 10332
Очки : 24281
Дата регистрации : 2009-05-02

СообщениеТема: Re: Скажи, читатель-лжец, мой брат и мой двойник, ты знал чудовище утонченное это?!   Пн Дек 02, 2013 8:42 am

Вернуться к началу Перейти вниз
Immoralist
Адмирал флота
avatar

Сообщения : 10332
Очки : 24281
Дата регистрации : 2009-05-02

СообщениеТема: Re: Скажи, читатель-лжец, мой брат и мой двойник, ты знал чудовище утонченное это?!   Пн Дек 02, 2013 8:46 am

WhiteLinen пишет:
А мне скучно только на работе ) Это при том что работа у меня не скучная )
Мне кажется, отсутствие скуки определяется двумя основными факторами: эмоциональным откликом, который вызывает в человеке то, чем он занимается, и смыслом, который человек видит в своей работе и в том мире, который его окружает. Эмоциональная реакция часто возмещает отсутствие смысла, но она редко даёт долгий и стойкий эффект.
Вернуться к началу Перейти вниз
Immoralist
Адмирал флота
avatar

Сообщения : 10332
Очки : 24281
Дата регистрации : 2009-05-02

СообщениеТема: Re: Скажи, читатель-лжец, мой брат и мой двойник, ты знал чудовище утонченное это?!   Пн Дек 02, 2013 8:55 am

Скука как следствие отсутствия смысла очень точно и лаконично, всего в двух словах, выражена у Верлена, который вообще знал в скуке толк:

Враг принимает облик Скуки
И говорит: «К чему, мой друг?»
Вернуться к началу Перейти вниз
Admin
Капитан-лейтенант
avatar

Сообщения : 6224
Очки : 18221
Дата регистрации : 2009-05-01

СообщениеТема: Re: Скажи, читатель-лжец, мой брат и мой двойник, ты знал чудовище утонченное это?!   Пн Дек 02, 2013 8:57 am

Я изучаю расписание поезда до зарплаты ) Меня перестало интересовать что либо кроме повышения оплаты труда ) Я на дне потребительства ) Мне все надоело ) Мне скучно )


Я хочу лошадь )
Вернуться к началу Перейти вниз
Immoralist
Адмирал флота
avatar

Сообщения : 10332
Очки : 24281
Дата регистрации : 2009-05-02

СообщениеТема: Re: Скажи, читатель-лжец, мой брат и мой двойник, ты знал чудовище утонченное это?!   Пн Дек 02, 2013 9:04 am

Когда-то похожее желание остро пережил Ричард lll: "Коня! Коня! Полцарства за коня!", но ему никак не было скучно в этот момент. Кстати, он не говорил о коне, он воскликнул: "A horse, a horse! My kingdom for a horse!" Вполне возможно, что он имел в виду лошадь.
Вернуться к началу Перейти вниз
Admin
Капитан-лейтенант
avatar

Сообщения : 6224
Очки : 18221
Дата регистрации : 2009-05-01

СообщениеТема: Re: Скажи, читатель-лжец, мой брат и мой двойник, ты знал чудовище утонченное это?!   Пн Дек 02, 2013 9:06 am

Я в третей стадии оричарования ) Я с этой болезнью родилась, но она прогрессирует )
Вернуться к началу Перейти вниз
Immoralist
Адмирал флота
avatar

Сообщения : 10332
Очки : 24281
Дата регистрации : 2009-05-02

СообщениеТема: Re: Скажи, читатель-лжец, мой брат и мой двойник, ты знал чудовище утонченное это?!   Пн Дек 02, 2013 9:28 am

Весь вечер эти строки в голове крутятся. Думал, помещу одну в заголовок - избавлюсь, но не тут-то было! Тогда все помещу, авось отстанут)

До сей поры кинжал, огонь и горький яд
Еще не вывели багрового узора;
Как по канве, по дням бессилья и позора,
Наш дух растлением до сей поры объят!

Средь чудищ лающих, рыкающих, свистящих
Средь обезьян, пантер, голодных псов и змей,
Средь хищных коршунов, в зверинце всех страстей
Одно ужасней всех: в нем жестов нет грозящих

Нет криков яростных, но странно слиты в нем
Все исступления, безумства, искушенья;
Оно весь мир отдаст, смеясь, на разрушенье.
Оно поглотит мир одним своим зевком!

То - Скука! - облаком своей houka одета
Она, тоскуя, ждет, чтоб эшафот возник.
Скажи, читатель-лжец, мой брат и мой двойник
Ты знал чудовище утонченное это?!
Вернуться к началу Перейти вниз
Admin
Капитан-лейтенант
avatar

Сообщения : 6224
Очки : 18221
Дата регистрации : 2009-05-01

СообщениеТема: Re: Скажи, читатель-лжец, мой брат и мой двойник, ты знал чудовище утонченное это?!   Пн Дек 02, 2013 9:34 am

мсье Бодлер знал в скуке толк )
Вернуться к началу Перейти вниз
Immoralist
Адмирал флота
avatar

Сообщения : 10332
Очки : 24281
Дата регистрации : 2009-05-02

СообщениеТема: Re: Скажи, читатель-лжец, мой брат и мой двойник, ты знал чудовище утонченное это?!   Пн Дек 02, 2013 9:44 am

О, мосье знал толк и в женщинах, и скуке, и в алкоголе, и даже в поэзии, в которой он все свои знания объединил в одно )

Ты на постель свою весь мир бы привлекла,
О, женщина, о, тварь, как ты от скуки зла!

content  )  )
Вернуться к началу Перейти вниз
PeresmeshNik
Мичман
avatar

Сообщения : 1839
Очки : 10775
Дата регистрации : 2009-05-14
Возраст : 46
Откуда : Palestine

СообщениеТема: Re: Скажи, читатель-лжец, мой брат и мой двойник, ты знал чудовище утонченное это?!   Вт Дек 03, 2013 12:16 am

WhiteLinen пишет:
Я изучаю расписание поезда до зарплаты ) Меня перестало интересовать что либо кроме повышения оплаты труда ) Я на дне потребительства ) Мне все надоело ) Мне скучно )


Я хочу лошадь )
Ну какой Бодлер мог бы сказать такое?!
yes 
Вернуться к началу Перейти вниз
PeresmeshNik
Мичман
avatar

Сообщения : 1839
Очки : 10775
Дата регистрации : 2009-05-14
Возраст : 46
Откуда : Palestine

СообщениеТема: Re: Скажи, читатель-лжец, мой брат и мой двойник, ты знал чудовище утонченное это?!   Вт Дек 03, 2013 12:19 am

- Мне скучно, Бес.
- Что делать, Фауст!
- Мне скучно, Бес.
- Что делать, Фауст!
Таков Вам положен предел,
Его ж никто не преступает.
Вся тварь разумная скучает
Иной - от лени, тот - от дел.
Кто верит, кто утратил веру,
Тот насладиться не успел,
Тот насладился через меру.
И всяк зевает, да живет
И всех вас в гроб, зевая, ждет
Зевай и ты.
Сухая шутка.
Найди мне способ как-нибудь
рассеяться.
Доволен будь ты доказательством
рассудка.
В своем альбоме запиши:
Fаstidium еst quiеs -
Скука - отдохновение души.
Я психолог.
О, вот наука!
Скажи, когда ты не скучал?
..................
Вернуться к началу Перейти вниз
Immoralist
Адмирал флота
avatar

Сообщения : 10332
Очки : 24281
Дата регистрации : 2009-05-02

СообщениеТема: Re: Скажи, читатель-лжец, мой брат и мой двойник, ты знал чудовище утонченное это?!   Вт Дек 03, 2013 1:05 am

Как Вы думаете, бог скучает? У него нет цели, ведь конечная цель человека - приблизиться к богу должна представляться ему довольно забавной, поскольку он сам и есть бог. Впрочем, забавной она ему вряд ли покажется, поскольку чувства юмора у бога тоже не может быть. Чувство юмора, связанное со способностью человека к смеху, тоже определяется и классифицируется психологией.

— противоречие — разрешениепротиворечия;
— нелепость (nonsense);
— сексуальный юмор.

Для бога мир лишён противоречий, тем более он лишён нелепости, а что касается сексуального юмора... Нам мало известно о сексуальной жизни бога и о его отношении к ней, но, скорее всего, если тковая и есть, то она довольно скудна. В области секса язычество имеет неоспоримое преимущество перед иудаизмом, христианством и исламом. Оно даже до зоофилии дошло, а к сексу с быком, например, или с лебедем нельзя отнестись без юмора если не во время секса, то хотя бы после него. По-моему, как бы ни было скучно человеку, но богу ещё скучнее.
Вернуться к началу Перейти вниз
Immoralist
Адмирал флота
avatar

Сообщения : 10332
Очки : 24281
Дата регистрации : 2009-05-02

СообщениеТема: Re: Скажи, читатель-лжец, мой брат и мой двойник, ты знал чудовище утонченное это?!   Вт Дек 03, 2013 1:11 am

В статье, из которой я позаимствовал приведённую классификацию, приводится как пример анекдот, построенный на нелепости:

Огромная немецкая овчарка зашла на почту, взяла бланк для телеграммы и написала: «Гав... гав... гав... гав... гав... гав... гав... гав... гав».

Почтовая работница прочитала телеграмму и говорит:

— Тут только девять слов. Вы можете добавить еще одно слово за ту же цену.

— Да нет, — отвечает овчарка, — тогда какая-то фигня получится...

Упаси бог рассказать такой анекдот Яхве или Христу - вас не поймут, а последствия будут драматическими. Не поймут... А в самом деле, что тут смешного? Бога тоже можно понять, скучный с его точки зрения анекдот )
Вернуться к началу Перейти вниз
putagradec
Каперанг
Каперанг
avatar

Сообщения : 6231
Очки : 15641
Дата регистрации : 2009-05-02
Возраст : 60
Откуда : Россия, Казань

СообщениеТема: Re: Скажи, читатель-лжец, мой брат и мой двойник, ты знал чудовище утонченное это?!   Вт Дек 03, 2013 5:25 am


Лёша, а какие чувства Вы оставляете за богом, если отнимаете чувство юмора ?
Причём, Вы делаете это совсем не божественным способом, а с применением
человеческой классификации. 8)

Вспомнился фильм, просмотренный в детстве. Начните с 2:29  -  и до конца песенки.

Вернуться к началу Перейти вниз
Immoralist
Адмирал флота
avatar

Сообщения : 10332
Очки : 24281
Дата регистрации : 2009-05-02

СообщениеТема: Re: Скажи, читатель-лжец, мой брат и мой двойник, ты знал чудовище утонченное это?!   Вт Дек 03, 2013 8:51 am

Логика подсказывает отсутствие у бога чувства юмора. У человека не так уж много способов познавать мир: логика - удивительная способность человека мыслить головой и интуиция - замечательная способность головы чувствовать жопой. Я отдаю предпочтение логике. Чувство юмора, как бы Вы его не определяли, это в конечном счёте умение видеть и чувствовать смешное.  Что может казаться смешным - это другой вопрос. Не менее интересный, но другой. Может ли богу показаться смешным мир, который он создал? Вряд ли, бог решил когда-то, что "это хорошо", и, насколько мне известно от сведующих людей, с тех пор не менял своего взгляда на вещи. Я, поскольку не бог, нахожу, что в этом мире не всё хорошо, т.е. не всё совершенно, и вижу в нём массу смешного. Вы сможете привести какой-то отрывок из Библии, где было б сказано, что бога что-то очень рассмешило? Или даже не очень?
Вернуться к началу Перейти вниз
putagradec
Каперанг
Каперанг
avatar

Сообщения : 6231
Очки : 15641
Дата регистрации : 2009-05-02
Возраст : 60
Откуда : Россия, Казань

СообщениеТема: Re: Скажи, читатель-лжец, мой брат и мой двойник, ты знал чудовище утонченное это?!   Вт Дек 03, 2013 12:44 pm

Не могу, но в Библии достаточно мест, над которыми улыбнулись бы мы с Вами.
Но я допускаю, что за гневной маской прячется великий юморист. Взять то же
первое яблоко и сопоставить с множеством сказочных запретов - в ту дверь
ни в коем случае не входи ! из копытца не пей ! и т.д. - и первая же мысль
о связи человеческих поступков с понятием "промысел божий" станет просто
удовольствием. 8)
Ещё вспомнилось - рисунок с первой страницы апрельского 1961 года номера
"Крокодила" : ракета в форме колокольни, и поп снизу кричит высунувшемуся
в иллюминатор дьячку : "Дойдёшь до апогея - звони во все колокола !"
Вернуться к началу Перейти вниз
Immoralist
Адмирал флота
avatar

Сообщения : 10332
Очки : 24281
Дата регистрации : 2009-05-02

СообщениеТема: Re: Скажи, читатель-лжец, мой брат и мой двойник, ты знал чудовище утонченное это?!   Вт Дек 03, 2013 9:57 pm

За проснувшееся при чтении Библии чувство юмора когда-то предавали аутодафе, а потом огню и, кстати, во имя бога, который взирал на это без тени улыбки. Хочется верить, что без улыбки, но кто знает?)
Вернуться к началу Перейти вниз
Immoralist
Адмирал флота
avatar

Сообщения : 10332
Очки : 24281
Дата регистрации : 2009-05-02

СообщениеТема: Re: Скажи, читатель-лжец, мой брат и мой двойник, ты знал чудовище утонченное это?!   Вт Дек 03, 2013 10:07 pm

Возвращаясь к теме нити - как Вы думаете, а для чего вообще бог создал мир? Единственное объяснение, которое приходит в голову - от скуки, но тогда приходится признать, что богу свойственно это чувство, а такое допущение противоречит основным догматам любой религии и общим представлениям человека о боге.

Кстати, Игорь, вы часто скучаете?
Вернуться к началу Перейти вниз
putagradec
Каперанг
Каперанг
avatar

Сообщения : 6231
Очки : 15641
Дата регистрации : 2009-05-02
Возраст : 60
Откуда : Россия, Казань

СообщениеТема: Re: Скажи, читатель-лжец, мой брат и мой двойник, ты знал чудовище утонченное это?!   Ср Дек 04, 2013 2:21 am

Конечно же, от скуки. Шутка ли  -  вселенский разум, провернувший
грандиозное дельце, да вот беда  -  единственный среди всей этой
самодельной гармонии, которую и оценить-то некому ( сонм согласных
ангелов при одном хулиганистом критике не в счёт ), и испытать все
эти мириады волчков, закрученных в такой хитрой зависимости друг
от друга, чтобы лишь на одном из них один некто, преодолевая скуку,
догадался взять в руки предмет, которым начал, высунув от усердия
язык, выводить "Вначале Бог создал небо и Землю ...".
Леша, я почти не скучаю, я и компания сам себе хорошая, и к делу
или убою времени приступаю довольно быстро. Скука случается иногда
на работе, когда вдруг не подъезжает записавшийся заранее клиент,
но поскольку у меня от скуки есть универсальное средство  -  изготовление
песенок, то я в такие моменты просто начинаю отключаться, сопеть,
взмыкивать и поскрипывать зубами: сопение, для тех, кто не понимает  -  
это партия струнных, взмыкивать просит бас-гитара, а скрежет зубовный -
сами догадываетесь, ударные. Я представляю, что думает обо мне не
замечаемый мною в такие минуты человек, нарвавшийся на такую вот
мою борьбу со скукой.  8)
Вернуться к началу Перейти вниз
Immoralist
Адмирал флота
avatar

Сообщения : 10332
Очки : 24281
Дата регистрации : 2009-05-02

СообщениеТема: Re: Скажи, читатель-лжец, мой брат и мой двойник, ты знал чудовище утонченное это?!   Ср Дек 04, 2013 4:27 am

Счастливец. Если бы мне в голову пришла мысль начать сочинять песенки, то вслед за нею непременно пришла бы вторая - а для чего? Вот от этой второй мысли до скуки уже рукой подать. Вопрос "для чего тебе это?" преследует меня всю жизнь и, говоря откровенно, ответить мне на него всякий раз нечего. Я поэтому так люблю секс - даже если подобный вопрос и приходит на ум перед сексом, то на него в виде исключения ответить можно - для удовольствия. Физическое удовольствие в отличие от интеллектуального обычно не порождает вопросов и, соответственно, не требует на них ответов. Интеллект, правда, начинает потом иногда после драки махать кулаками, но ему в этом случае и фигу не грех показать.
Вернуться к началу Перейти вниз
putagradec
Каперанг
Каперанг
avatar

Сообщения : 6231
Очки : 15641
Дата регистрации : 2009-05-02
Возраст : 60
Откуда : Россия, Казань

СообщениеТема: Re: Скажи, читатель-лжец, мой брат и мой двойник, ты знал чудовище утонченное это?!   Ср Дек 04, 2013 5:27 am

У меня вопрос об интеллекте, по-моему, так ни разу и не вошёл
в повестку дня : некогда обсуждать, когда я весь на службе у
собственных капризов и потребностей, одна из которых  -  те же
песни. Вопрос "для чего тебе это?" возникал в считанные разы,
и то, если не соврать, в самые ключевые моменты жизни - переезд,
смена профессии, выход из жилищного кооператива,  -  и со скукой
никак не связан.
Но я помню, как скучалось в юности, когда я только начинал отношения
со звуком и не отдавался ей до отключения от реальности. Диван у окна,
на стене тени от виноградных листьев : в разное время дня игра с ними
солнца и ветра представляла разные картинки.
Секс ... Сломать кровать и плакать ... 8)
Кстати, после секса скука на Вас не наваливается с новой силой ?
Вернуться к началу Перейти вниз
Immoralist
Адмирал флота
avatar

Сообщения : 10332
Очки : 24281
Дата регистрации : 2009-05-02

СообщениеТема: Re: Скажи, читатель-лжец, мой брат и мой двойник, ты знал чудовище утонченное это?!   Ср Дек 04, 2013 7:02 am

putagradec пишет:

Кстати, после секса скука на Вас не наваливается с новой силой ?
Нет, во всяком случае - не сразу. Разве что внутренний голос тихо шепчет подруге: "О, если бы твоя тугая плоть могла растаять, сгинуть, испариться!" Подсознание слегка коверкает Шекспира, но партнёрша моего внутреннего монолога всё равно не слышит, и это к счастью для нас обоих.
Вернуться к началу Перейти вниз
Спонсируемый контент




СообщениеТема: Re: Скажи, читатель-лжец, мой брат и мой двойник, ты знал чудовище утонченное это?!   

Вернуться к началу Перейти вниз
 
Скажи, читатель-лжец, мой брат и мой двойник, ты знал чудовище утонченное это?!
Вернуться к началу 
Страница 1 из 1
 Похожие темы
-
» Скажи, читатель-лжец, мой брат и мой двойник, ты знал чудовище утонченное это?!
» Свет мой, зеркальце! Скажи..
» "Скажи мне добрые слова"
» Девушка родила сына от собственного брата
» Оправдана ли была внешняя политика Святого князя Александра Невского?

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
Argutator :: Общие темы-
Перейти: